ЮРИЙ КУРНОСОВ: «РЕАНИМАТОЛОГИ – ВРАЧИ СЕКУНД»

27 мая 2020 , 08:36

Какими вы представляете своих однокурсников спустя 15 лет после окончания вуза? Медицинского вуза…

В годы учёбы с Юрой Курносовым, теперь Юрием – кандидатом медицинских наук, врачом реаниматологом-анестезиологом, заведующим отделением экстренной консультативной скорой медицинской помощи, дежурным врачом-педиатром приёмного отделения в Пермской краевой детской клинической больнице (КДКБ), близко мы не общались. Всё, что помню: весёлый, бойкий, преуспевающий студент, который занимался наукой и всегда знал ответы на все вопросы.

 

А теперь… После выпуска встретилась с Юрой, когда проходила специализацию по неонатологии.  Тогда мы вместе были на практике в отделении реанимации КДКБ.

 

Спустя время узнала, что Юра стал заведовать отделением экстренной консультативной скорой медицинской помощи, что защитился, что преподаёт студентам.

 

В ленте фейсбука мелькали сообщения, где Юру награждали разные деятели науки за достижения в педиатрии и реанимации. Слышала рассказы о том, как Юра доставляет тяжелобольных детей на лечение в Москву или Новосибирск. Видела его фото с дипломами «Лучший врач года». Но увидеться, поговорить не выдавалось времени. А тут – изоляция.

 

И врач, и поэт!

В перерывах между «скорыми» иной раз да читаю новости коллег-докторов в их аккаунтах. Попала на страничку Юры (там много фотографий). Листаю. Вот он с коллегами. Вот на выезде. Вот в противочумном костюме. С детьми и супругой. На природе. В медалях и дипломах. Вот Юра выступает на радио. Потом пошла целая череда фотографий с девушкой голливудской внешности. Одна фотография, две, три, десять. Не выдержала, написала сообщение:

 

 – Юра, а это кто?

  – Как кто? Солистка группы «Рефлекс»!

 

 – А зачем ты с ней фотографируешься?

  – Потому что я поклонник этой замечательной певицы. Мы с ней и её мужем, продюсером, в хороших отношениях. Вообще, я пишу тексты песен для разных исполнителей, поэтому в нашем общении нет ничего удивительного.

 

Мозг взорвался. Педиатр. Реаниматолог. И… автор песен?

 

– Юра, и давно ты занимаешься написанием песен?

 – Ну-да, ещё со студенчества. Даже диск выложен с моими песнями в исполнении российских певцов и певиц. Сейчас ими исполняется более 30 моих песен.

 

И полилась беседа. По телефону. Он в своей больнице. Я – в своей. После дежурства оба. Сидим в своих ординаторских. Смену сдали. Разговариваем. Впервые после окончания вуза.

 

– Юр, а ты как решил врачом-то стать?

 – Это очень интересная история. В детстве я заболел пиелонефритом. Меня положили в нефрологическое отделение Пичугинской детской больницы. Помню, меня тогда лечила Наталья Юрьевна Зарницина и Наталья Ивановна Аверьянова (потом они были нашими преподавателями на кафедре пропедевтики детских болезней в медуниверситете). Мне было 12 лет. И ко мне пришли студенты на курацию. Опрашивали. Осматривали. Докладывали обо мне Наталье Юрьевне и Наталье Ивановне. После этого заинтересовался медициной. Помню, всё читал справочник фельдшера. В школе, в старших классах, пошёл в медицинский класс. Ходил на экскурсию, на кафедру оперативной хирургии в наш медуниверситет, в анатомический музей. Видел себя только врачом. Им и стал.

 

– Ты из врачебной династии?

 – Нет. В семье один такой. Правда, моя жена тоже доктор. Вот и положили начало династии. (Смеётся).

 

– А чем тебе запомнились студенческие годы?

 – Ох, это такое беззаботное время. Пришёл на занятия. Посидел. Домой пошёл. А сейчас? Помню, проходили практику по поликлинической педиатрии. Меня отправили на вызов к пациенту на дом. Я послушал, диагноз поставил: пневмонию. Диагноз подтвердился. Это был мой первый пациент. Такое не забывается.

 

Слежу за судьбой пациентов

 

– Ты сейчас заведуешь отделением экстренной консультативной скорой медицинской помощи КДКБ. Что это за служба?

  – Заведовать отделением, которое раньше называлось реанимационно-консультативный центр (РКЦ) – и именно это название у всех на слуху, я назначен с января 2020 года. До этого времени 13 лет работал врачом реаниматологом-анестезиологом в отделении реанимации при нашей больнице, параллельно совмещая основную работу с дежурствами в отделении реанимации новорожденных Пермского краевого перинатального центра. Именно за это время я приобрёл основные навыки и умения, которые необходимы для врача реаниматолога.

 

В 2013 году защитил кандидатскую диссертацию, изучая здоровье своих пациентов. Я очень благодарен заведующему отделением Бахматову Владимиру Евгеньевичу, бывшему заведующему РКЦ Шарышеву Юрию Семёновичу, которые «вырастили» во мне профессионала. Что же касается моего отделения, то мы занимаемся консультированием и медицинской эвакуацией тяжелобольных детей, требующих присутствия реаниматолога при транспортировке. Выезжаем в медицинские учреждения Пермского края для очной консультации или транспортировки в Пермь.

 

– Вы – доктора, к которым за помощью обращаются другие доктора?

 – Можно сказать и так. Но основные наши пациенты – новорожденные и дети до года. Мы их транспортируем в краевую детскую больницу, в ДКБ № 13, в ожоговый центр. Сейчас открою статистику. Знаешь, я себе такую таблицу завел. Заношу туда данные по всем детям. В любой момент могу назвать охват больных за любой период времени. Тааак… в 2019 году в краевую детскую привезли 243 ребёнка, в ГДКБ № 13 – 411 детей, в онкологический центр – 31, в инфекционную больницу – 25 маленьких пациентов.

 

Онкологических больных иногда приходится сопровождать в другие города. Добираемся на самолёте или поезде. В зависимости от особенностей состояния ребенка. Бывает, противопоказаны перепады давления, поэтому едем железной дорогой. Вот недавно с медсестрой везли девочку с онкологическим заболеванием в столицу. Берём с собой всё необходимое, аппарат ИВЛ, лекарства. Эти дети потом возвращаются в Пермь. Слежу за их судьбой. Они же все на глазах. Постоянно проходят обследование и лечение в краевой больнице.

 

– Юра, а есть похожие службы в других городах?

– Конечно! В Екатеринбурге, например. У них только есть разделение на центр экстренной помощи новорожденным и остальному населению с 1 месяца и до 15 лет. Я проходил первичную специализацию по анестезиологии-реаниматологии в этом городе, и именно там у меня были первые успехи.

 

– А кем представлена твоя служба в Прикамье?

– У нас работают 4 врача, для которых РКЦ – основное место работы и 9 врачей-совместителей. Медсестёр – 7. Все сотрудники отделения настоящие профессионалы своего дела, поскольку от их консультации и качества транспортировки во многом зависит жизнь ребенка.

 

– Юра, а доктора-реаниматологи отличаются от других врачей?

– Мне кажется, мы отличаемся искренней радостью, когда пациенту становится лучше. У педиатров – поток больных. Наверное, они даже не успевают порадоваться результатам лечения. А мы – реаниматологи – выхаживаем пациента день за днём. Иногда секунда может стать роковой. Мы врачи секунд. Каждая на счету. А когда столько секунд, часов и дней проводишь с пациентом, то чувствуешь себя так, словно это не у него сатурация снижается, а у тебя. (Вздыхает). Подожди, Наташ, звонят…

 

С годами появляется интуиция

«Вишу» на телефоне. Юра что-то оживлённо комментирует, перечисляет какие-то лекарства. После общения с коллегой мой собеседник снова возвращается в разговор.

 

– Конечно, работа реаниматолога тяжела. Не сразу вырабатывается иммунитет к смерти пациента. В первые годы очень переживал, когда пациенты уходили. Сейчас спокойнее отношусь. Но всё равно каждого больного через себя пропускаю. Знаешь, появилась какая-то интуиция, что ли. Видишь пациента, чувствуешь, как пойдёт лечение…

 

– А как родители реагируют, когда у них дети тяжело заболевают?

– Родитель родителю рознь. Одни выполняют все твои рекомендации. Внутри бываешь благодарен таким мамам и папам. А бывают родители, которые как будто не осознают тяжести состояния своего ребёнка.  Поступают неадекватно. Вовремя не обращаются за помощью. Скрывают, что не дают то или иное лекарство. Иногда даже подписывают отказы от того или иного медицинского вмешательства. А когда соглашаются, часто бывает уже поздно. Врачи тратят много энергии, сил, чтобы убедить сомневающихся родителей довериться своему доктору. В союзе с родителями доктора иногда творят чудеса. Даже когда у ребёнка неблагоприятный прогноз.

 

– Какую роль в твоей жизни играет наука?

– Ооо. С ней связан неразрывно. В студенчестве ходил в научные кружки. Вообще, люблю анализировать и систематизировать медицинские данные. Говорил же тебе про свою таблицу. Есть определённые наработки сейчас для пары статей. А так, знаешь же сама. Защитил диссертацию. Преподаю. Со студентами научные статьи пишем.

 

– Тема твоей диссертации: «Выхаживание детей с экстремально низкой массой тела». Это такие тяжёлые пациенты. Даже врачи расходятся во мнении, стоит ли их выхаживать. А ты что думаешь?

– Нельзя сказать однозначно. Каждый случай неповторим. Конечно же, выхаживание таких пациентов стоит больших ресурсов. Но это жизнь ребёнка!

 

– Как изменилась твоя работа в условиях пандемии?

– Сейчас мы работаем с особой настороженностью. Я веду статистику всех детских случаев с COVID-19. От врачей требуется тщательный сбор анамнеза у пациента, чтобы выявить подозрительных на коронавирусную инфекцию и принять все необходимые меры. На 27 мая в Пермском крае зарегистрировано 33 ребёнка с подтверждённой коронавирусной инфекцией, а 52 уже выписано.

 

– Как протекает коронавирусная инфекция у детей?

– В подавляющем большинстве течение бессимптомное, или как ОРВИ с лёгким течением. Дети лечатся на дому, как правило. Для нас, врачей, вся эта ситуация – испытание на прочность и в профессиональном, и в человеческом смысле. Но врач – это врач. Ты не думаешь о себе, ты думаешь о пациенте. Не считаешь себя героем или выдающимся человеком, просто идёшь и делаешь свою работу.

 

– Юра, а как получилось, что ты познакомился с группой «Рефлекс»?

– Мне нравилась эта группа с момента основания. Наша переписка началась ещё в 2003 году. Так началась наша дружба. В 2005-м я совместно с группой присутствовал на награждении музыкальной премией. Поэтому с тех пор неразрывно связан с творчеством и жизнью группы. В 2016 году был приглашённым гостем на день рождения солистки Ирины Нельсон. Ирина знает, что я пишу тексты песен, они у нее есть и, вероятно, ждут своего часа. (Смеётся). А на концерты группы «Рефлекс» выезжаю часто. Жду вот их в Перми в гости. (Смеётся). Один раз даже присутствовал на мастер-классе по йоге, который проводила Ирина. Мы часто переписываемся и созваниваемся с Ириной и Вячеславом, её мужем. Что тут удивительного?

 

«Да ничего, – думаю я про себя. – Для Юры ничего удивительного. Это же Юра!» Разговор шёл к концу. Наверное, час висели на телефоне.

 

– Юра, а про семью-то у тебя не спросила.

 – У меня сын и дочка. Максиму – 10 лет, Ирине – 4 года. Два совершенно разных ребёнка по характеру. Жена – ЛОР-врач.  Очень дорожу общением с семьей, совместными поездками на велосипедах. Чтением сказок и даже повторением школьной программы. Скучать не приходится! В отпуске любим путешествовать. Расширять кругозор и ставить новые точки на карте мира. Так что, мне кажется, я всё успел, но не собираюсь останавливаться на достигнутом.

 

Наталья Ханова


Читайте также
ЮНКОРЫ ВСТРЕТЯТСЯ С ГЕРОЕМ РОССИИ
14 января, 12:24
22 января 2021 года в 15:00 (МСК) состоится всероссийская онлайн-конференция юнкоров с героем РФ Александром Васильевичем Дарковичем.
Подробнее
ПОЖАЛУЙ, НАЧНУ С ПОНЕДЕЛЬНИКА
8 января, 14:15
Признавайтесь, за каникулы успели уже словить идею фикс о том, что пора полностью изменить свою жизнь? «Я стану лучшей версией себя!» Пока стремление свежо, а условия благоволят (начало года, да и понедельник не за горами), берите быка за рога и намечайте вектор собственного развития на ближайшее время. Ну, а пока думаете, с чего начать, гляньте для вдохновения парочку фильмов о тех, кто не откладывал на завтра, а просто взял и смог.
Подробнее
ПРОФЕССИИ ОТ А ДО Я: ХЕНДМЕЙКЕР
30 декабря 2020 , 10:03
...Надеемся, вы поняли, что это рубрика Даши Тюриной «Профессии от А до Я». Сегодня благодаря Оксане Летеминой вы познакомитесь с максимально творческой и интересной профессией «хэндмейкер».
Подробнее