СЛАДКОЕ КОРОЛЕВСТВО

30 июня, 15:04

Проходя вместе с мамой мимо кондитерской. 
– Может, зайдём? Мне так хочется что-нибудь вкусненького? – спросила Арина.


– Что именно ты хочешь? – спросила мама, внимательно посмотрев на витрину.


– Я не знаю, – задумчиво ответила Арина, – я каждый раз не могу решить, что выбрать – там всё такое вкусное. Я бы взяла всё!!! – радостно закричала Арина. 


– Арина, только одно пирожное, – строго сказала мама.



Они вошли в кондитерскую, и Арина вдохнула аромат свежеиспечённых бисквитов, ванили и шоколада. Она осмотрела стены и полки с книгами и отметила про себя: в Сладком королевстве всё так же, как и неделю назад. Они прошли мимо белоснежных столов, накрытых скатертями и изящных белых стульев, на которых лежали нежно-фиолетовые мягкие накидки. Арина подняла голову и стала рассматривать люстру. Она казалась ей забавной – в середине был установлен чайник, а лампочки выглядывали из чайных пар. Взгляд Арины упал на подсвеченные витрины, полные всевозможных тортов с шоколадными украшениями и пирожных. Арина очень любила эту кондитерскую, она и правда была похожа на Сладкое королевство.



Мама уже стояла у витрины и рассматривала торты. Арина крепко сжала Майю и подошла к витрине с эклерами. Она смотрела сквозь стекло и никак не могла определить, какое же пирожное ей выбрать, а в голове звучали слова мамы: «Арина, не более одного». Арина тяжело вздохнула и рассматривала эклеры с шоколадной помадкой, эклеры с начинкой «манго-маракуйя», грушевые и вишнёвые штрудели, торты, тарталетки – они все лежали на красивых тарелочках, которые снизу были устланы белоснежной кружевной бумажной салфеточкой. Её взгляд упал на белоснежные безе, они словно в облаке утопали в бумажной салфеточке, подумала Арина. 
– Что же мне сегодня взять? – спросила Арина у Майи, которую она сжимала в своих руках.



Майя была замечательным розовым пони с фиолетовыми волосами и красивой фиолетово-голубой уздечкой. Арина никогда не расставалась с ней, она брала её с собой на прогулку, в садик, и даже ночью, когда Арине снился страшный сон, она никогда не боялась потому что Майя спала рядом с ней на подушке. Стоило только прикоснуться к её фиолетовой гриве, Арина сразу чувствовала себя в безопасности.



И сейчас, сомневаясь в выборе между эклером с начинкой «манго-маракуйя» и грушевым штруделем, Арина крепко прижимала Майю к груди. И тут очередь подошла, и мама перечислила своё любимое пирожное «морковное с облепихой», кусочек шоколадного торта для папы и набор полезных конфет с тыквенными семечками и фундуком для Ларисы, старшей сестры Арины. 
– Ты уже выбрала, дорогая? – спросила мама и посмотрела на дочь.
Арина ещё раз обвела глазами витрины, нашла полку с яблочным штруделем и эклерами, и, помедлив минуту, её взгляд остановился на эклерах.


– Эклер, мамочка. Я буду эклер, – ответила Арина. 


– Какой именно? У нас их три вида. Пусть девочка покажет, какой именно ей достать, – спросила продавец.



Арина поставила Майю на полочку для сумок покупателей около кассы. И побежала к витрине. Тыкнула пальчиком в эклеры с начинкой «манго-маракуйя» и, не отрывая взгляда, смотрела как продавец аккуратно берёт его с белоснежной воздушной салфетки и перекладывает в контейнер. Арина стояла около кассы, а мама расплатилась за покупку и убирала кошелёк в сумку.
– Ариша, бери пакет, – застёгивая сумку, сказала мама. Арина взяла пакет с пирожными, и они вместе направились к выходу из кондитерской.

​В кондитерскую зашла женщина, она заказала торт. Кассир взяла плату и передала ей коробку с тортом. Женщина опустила глаза на полочку для сумок покупателей и увидела детскую мягкую игрушку.
– Кто-то забыл. Наверное, слёз будет сегодня много… – грустно сказала покупательница, отдавая игрушку. 


– Только что женщина с ребёнком вышли из кондитерской, – ответила продавец и, взяв игрушку, отодвинула фиолетовую штору и белую тюль, поставив Майю на подоконник. Женщина взяла коробку с тором и вышла из кондитерской.



Мама с Ариной шли к автобусной остановке. Арина предвкушала, что сейчас они приедут с мамой домой, достанут красивый чайный сервиз с красными розами. Мама заварит чай, когда папа и Лариса придут домой, и они все вместе сядут пить чай с пирожными.



В автобусе Арина задремала, мама взяла у неё пакет и аккуратно положила её голову себе на плечо. Из динамиков донеслось: «Следующая остановка Хрустальная». Арина, открыв глаза, посмотрела на маму. 
– Следующая – наша, – сказала мама. И они стали готовиться на выход. Выйдя из автобуса Арина заметила, что Майи нет. Она тут же заглянула в пакет с пирожными, из которого сразу же стал распространяться сладкий аромат, затем в сумку мамы – и там Майи тоже не оказалось. На глазах Арины выступили слёзы.


– Мамочка, я где-то потеряла Майю... – протянула Арина.


Мама машинально заглянула в пакет и не нашла её. 
– Я не знаю, милая, – ответила она. Крупные слёзы капали из глаз Арины.



Вечером все пили чай с пирожными. Даже любимые эклеры не могли изменить настроения Арины, она грустно смотрела на дно чашки и думала только о том, где может быть Майя, как ей сейчас грустно и одиноко. Мама стала убирать чайные чашки и пустые блюдца. Лариса подошла к сестре, положила ей руку на плечо и предложила почитать сказочную историю о принцессе.



Лариса открыла книгу и посмотрела на Арину, её глаза были все в слезах. 
– Давай не будем читать, потому что Майя не услышит окончание сказки о принцессе. Я не хочу читать без неё,

– Арина расплакалась. 


Лариса гладила её по спине и утешала.

– Давай попытаемся вспомнить, где ты видела Майю в последний раз? – спросила Лариса. 
Арина сквозь слёзы начала пересказывать весь день, что они провели с мамой в городе, затем вспомнила про кондитерскую, и как она не могла выбрать пирожное. И тут она вспомнила, что поставила Майю на полочку для сумок покупателей и затем взяла пакет с пирожными, и они вышли из кондитерской. И Арина разревелась ещё громче. 


– Как?! Как я могла оставить Майю на этой полке и взять пакет? – сквозь слёзы спрашивала Арина. 
Лариса утешала её и обещала, что после выходных они обязательно заглянут в кондитерскую и заберут Майю. Но Арина никак не могла успокоиться, она снова и снова повторяла вопрос «Как я могла её оставить?». Лариса прекрасно понимала, что это невосполнимая потеря для её младшей сестры, потому что Майя была подарком её любимой бабушки. В детстве Арина очень боялась темноты и не могла заснуть одна, без света. И тогда бабушка прочитала ей сказку про бесстрашного пони, который победил всех злодеев, и подарила ей точно такую же мягкую игрушку в тот вечер, пообещав, что Майя всегда будет рядом с Ариной. Поэтому Лариса только молча гладила по спине плачущую сестру.

 


В комнату вошёл папа, чтобы поцеловать Арину на ночь. 
– Почему так безутешна наша принцесса? – ласково спросил папа. Арина сквозь слёзы снова повторила свой вопрос: «Как, как я могла так поступить?» и стала рассказывать папе, как оставила Майю в кондитерской. Папа тяжело вздохнул, посадил Арину себе на колени. 

 

– Дорогая, хочешь я расскажу тебе историю из своего детства? – спросил папа. Арина кивнула, и он начал рассказ. 

 


Когда я был маленьким и жил с бабушкой в деревне, у нас был пёсик Рыжик. Он был такой добрый и всегда ходил со мной в лес. И однажды мы поехали на велосипеде с моим другом Пашкой за грибами, и Рыжик увязался со мной. Когда мы доехали до леса, мы оставили велосипед и ушли в лес собирать грибы. Рыжик всё время бегал около нас, грибов мы набрали целую корзинку: и белые, и красноголовики. И представляешь, потеряли то место, где оставили велосипед. Ох и рыдал я тогда, мама мне как раз только его купила – он был синий с белыми полосками и даже с багажником. Я в слезах прибежал к бабушке и весь вечер не мог успокоиться, ревел и повторял «Ну как, как я мог оставить велосипед в лесу?»; всё думал, но почему я его не взял с собой; почему не привязал Рыжика и нашёл бы его легко, потому что Рыжик бы лаял; почему не пошёл в лес пешком. 
– Знаешь, что сказала мне бабушка? – спросил папа, гладя Арину по голове.
– Нет, – покачав головой ответила Арина. 

 

Бабушка на это мне сказала: «Дорогой ты мой внучек, мы всегда поступаем наилучшим образом, так как мы смогли поступить в этот момент, как нам хватило нашей силы и смекалки, нашего разума. Поэтому никогда не кори себя и не убивайся ты так. Если бы ты мог поступить иначе, ты обязательно бы так и поступил. Ты уже совершил поступок – велосипед уже в лесу. Попросим дядю Лёшу поискать его», – сказала мне бабушка. И на следующий день дядя Лёша нашёл его. Оказалось, мы с Пашей ходили как раз рядом с ним и не заметили.
– Ты считаешь, что бабушка права, что мы всегда поступаем наилучшим образом? – спросила Лариса, внимательно смотря на папу. 
– Да, – ответил папа. И продолжил. – Лариса, вспомни как ты разбила мамину вазу.

 

– Ну, ты же помнишь, что я была очень маленькой, а ваза стояла высоко на полке, и я просто её не удержала, и она выскользнула из рук, когда я на цыпочках пыталась достать её, – ответила Лариса, и её лицо залила краска. 

 

– Я поэтому и вспомнил этот случай, ты тоже долго плакала и даже пыталась склеить её, – тепло улыбнулся папа. – Но теперь, став взрослой женщиной, ты сама прекрасно видишь, что та малышка Лариса просто хотела поставить букет для мамы в её любимую вазу. 

 

Лариса вздохнула, это был самый печальный случай из её детства, она до сих пор помнила его. 

 

– Наверное, бабушка права. Мы действительно поступаем наилучшим образом, – задумчиво ответила Лариса.

 

Арина уже уснула на коленях у папы. Он уложить дочь в кровать и прикрыл одеялом.

 

Теплоухова Елена Леонидовна,
лицей № 5


Читайте также
МИНИАТЮРА «КОРОНОГИГИЕНА»
30 июня, 14:51
День этот запомнится навсегда: в магазинах смели гречку и туалетную бумагу. Признаки паники  и готовящихся невероятных событий. В телевизоре прозвучало слово ПАНДЕМИЯ. 
Подробнее
АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ПУШКИН И ГЕРОЙ ЕГО СТИХОТВОРЕНИЯ «УЗНИК»
30 июня, 14:44
30 марта 2020 года. Объявили самоизоляцию. Никто не верит, что это надолго. Я тоже. Наслаждаюсь возможностью заняться чем-то полезным дома. Наконец дошли руки до бытовых дел, как то: мытьё полов и окон, стирка штор, протирание пыли. Признаюсь, в суматохе рабочих дней совсем не до этого, то усталость, то хандра, то необходимо выходные посвятить поездке к маменьке в М-ий уезд… А тут – никуда нельзя. Изолируемся от опасной хвори, судари. 
Подробнее
«НА САМОИЗОЛЯЦИИ Я...»
30 июня, 14:40
«Кто из вас решится стрелять в своего императора? Стреляйте!» – громко и твёрдо заявлял я раз за разом. Они вновь узнавали меня по голосу, стати и треугольной шляпе, бросались под ноги. Крестьяне и солдаты с воодушевлением, почти без раздумий поддерживали моё намерение бороться за престол. Под залпы орудий я брал Париж, громил прусскую армию и наблюдал за смертью тысяч под роковым Ватерлоо. 
Подробнее