nkhanova@mail.ru
8 908 254-55-53
203-02-89
k.peremenam@mail.ru
[Новости]

Акция «Библиокотики» ждёт пермяков!19 Апрель 2019 г. 9:15

Пока в Калуге школьники читают сказки собаке Глаше, пермякам тоже есть чем заняться! В субботу, 20 апреля, в рамках «Библионочи-2019» состоится одна из самых добрых акций - «Библиокотики». Пушистые жители приюта «Матроскин» традиционно будут ждать желающих почитать им книги!

Мохнатая слушательница: калужские школьники читают сказки собаке!19 Апрель 2019 г. 9:14

«Это почти легендарная по своей невезучести собака», - говорят о Глаше в калужском приюте. Пять раз она попадала в хозяйские руки, но ровно столько же раз ее возвращали обратно. Однако недавно в жизни собаки произошло удивительное событие: у Глаши появилось сразу множество маленьких поклонников! И все благодаря уникальному образовательному проекту «Радость чтения».

Городской совет старшеклассников: «Сотка - это возможно!»19 Апрель 2019 г. 9:13

Дети всегда понимают детей лучше, чем взрослые. 26 апреля Городской совет старшеклассников Перми намерен подтвердить сказанное. Для выпускников 9-х и 11-х классов ребята готовят интересный форум под говорящим названием «100ка - это возможно!», чтобы поддержать сверстников перед самым сложным испытанием - экзаменами!

 

Я – не старушка, я – женщина неопределённого возраста


11 Апрель 2019 г.

Очередное журналистское задание привело меня к 82-летней Лилии Васильевне Дерябиной, бывшей малолетней узнице немецкого концлагеря для военнопленных на западе Германии в городе Гёттингене.

Лилия Васильевна должна была встретить меня на автобусной остановке. Я, не видев женщину прежде, сразу же узнала её в толпе людей. «Наверное, всё благодаря красному пальто, – улыбнулась Лилия Васильевна. – В пасмурную погоду хочется надеть что-нибудь яркое. Да я в нём и всю зиму хожу, мне не холодно, я закаляюсь. За последние сорок лет простывала всего лишь один раз».

Как рассказывает Лилия Васильевна, главное, что она вынесла для себя за период войны – это убеждение в том, что нет плохой нации, нет плохого народа. Есть просто люди и их ценности, а ценности у всех разные. «Я не могу плохо относиться к немцам, – говорит моя собеседница, – ведь я встречала разных немцев. Когда мы жили в оккупации в Брянске, мы детьми как-то играли на дороге. За поворотом показались три немецких танка. Мы разбежались, а одна девочка лет двух не успела. И они проехались прямо по ней – все три по очереди. А ведь немцы стояли на танках в полный рост, они всё видели!

Зато другой случай. В период оккупации мама была беременна. Она тщательно скрывала это и носила по несколько юбок. Немцы жили прямо в нашем доме, и мама их обслуживала. На её счастье роды начались ночью: и мама родила брата одна, лёжа на полу, не издав ни единого звука, не крикнув ни разу! И зубами перегрызла пуповину. А ребёнка спрятала ко мне под одеяло. На следующий день она, как ни в чём не бывало, отправилась готовить немцам завтрак. А ребёнок плакал. Один из немцев пошёл проверить, что случилось, и после разрешил маме не работать, сказав: «У тебя ребёнок, ты должна сидеть с ним». И что я могу после этого сказать?»

…С восьми лет Лиля поседела. Не поседела – побелела. После пытки калёным железом, шрам от которой остался у неё на груди, девочку вынесли из камеры с белой головой. Когда Лиля вернулась на Родину, её дразнили «белёсой», а чаще называли Белой Лилией. «Чтобы хоть немного уберечь меня от насмешек, мама мыла мне голову ромашкой – оттенок волос становился пшеничным. Когда я повзрослела, я стала красить волосы басмой. Но мне нравилось моё прозвище! – улыбается Лилия Васильевна. – Я люблю белые лилии. Да и выжила я не только благодаря выносливости, но и благодаря характеру: я чувствовала огромную ответственность за маму и за брата».

Свою первую книгу, повествующую о том времени, Лилия Васильевна так и назвала: «Белая Лилия». Она не хотела вспоминать военные годы, говорила, что у всех переживших войну жизнь поделилась на «до» и «после». Когда Лилия Васильевна начала работу над книгой, она перестала спать. «Я просыпалась в три часа ночи от того, что на меня во всех подробностях накатывали воспоминания тех дней. Я вдруг вспоминала все мелочи: кто во что был одет, что держал в руках. Я вставала, шла к компьютеру и записывала. С тех пор я плохо сплю, вот такой ценой далась мне эта книга», – рассказывает Лилия Васильевна.

Улыбаться Лиля научилась только в пятнадцать лет. И теперь эта удивительная улыбка сквозит во всём, о чём она рассказывает. Мне навстречу улыбаются поразительно большие, голубые-голубые глаза. Может быть, в своей зимней голубо-белой дымке Лилия Васильевна и показалась мне немного нереальной?

Я всё спрашивала у Лилии Васильевны, о чём же она мечтала или мечтает. Сначала она всё отмахивалась, говорила: некогда было мечтать, нужно было думать, как жить. А потом задумалась и сказала: «Нет, была у меня одна мечта. Я хотела стать актрисой, как Любовь Орлова, слушая классическую музыку и театр у микрофона. И после театр всегда был в моей жизни».

… «Я очень люблю природу, – продолжает она. – Люблю гулять одна – медленно и спокойно, думать о чём-нибудь, созерцать». Пока мы с Лилией Васильевной разговаривали, на дерево за окном сели снегири – пышные, красногрудые. Первые снегири, которых я видела в этом году. Самые-самые первые.

Дарья Давыдова

Поделиться в социальных сетях:

Заказать обратный звонок