nkhanova@mail.ru
8 908 254-55-53
203-02-89
k.peremenam@mail.ru

ВИШЕРСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ


08 Сентябрь 2017 г.

ВИШЕРСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ. НАЧАЛО НАЧАЛ

22 июля 2017 года я запомню на всю жизнь, ведь именно в этот день началась моя первая экспедиция! Но на самом деле началось всё ещё 19 мая 2017 года на Пермском экологическом межвузовском форме «Экология города: смыслы и решения», где мне посчастливилось познакомиться с Алексеем Евгеньевичем Селивановым – завкафедрой ботаники естественнонаучного факультета ПГГПУ. К Алексею Евгеньевичу я и напросился в научно-исследовательскую экспедицию, проходящую в заповеднике «Вишерский». 

На момент отъезда я знал, что мы отправляемся в заповедник примерно на две недели – никакой конкретики. На деле экспедиция была с 22 июля по 5 августа 2017 года. Мы с братом давно хотели побывать на Вишере, поэтому о цели экспедиции толком и не думали. Но, оказывается, нам предстояло изучить растительность и почвы на хребте Чувальский камень в охранной зоне заповедника «Вишерский». 

О задачах, стоящих перед нами, рассказал Алексей Евгеньевич. Во-первых, в рамках экспедиции пройдет преддипломная практика для четырех студентов 3-го курса (о них подробней позже). Во-вторых, нам предстоит отремонтировать лодку, принадлежащую научному отделу заповедника, чтобы переправиться через р.Вишеру. В-третьих, мы должны будем провести геоботанические описания леса, а также лишайников и мхов, прорастающих на местных скалах. В-четвертых, заложить почвенные разрезы по линии профиля. В-пятых, отремонтировать тросовые переправы через реку Мойва и ручей Малый Лиственичный. Наконец, мы будем вести учет численности популяции редкого папоротника – Многорядника Брауна. В Пермском крае известно лишь три места, где он произрастает. За время экспедиции появлялись и незапланированные задачи, но о них подробнее – в следующих статьях. 

О нашем положении можно сказать так: с корабля на бал! Мы не знали ничего и о составе экспедиции, т.к. до 21 июля гостили у бабушки на даче. С нами в Вишерский заповедник отправлялись Алексей Евгеньевич Селиванов, Андрей Геннадьевич Безгодов – вольный ботаник, специалист по мхам и лишаникам (входит в тройку лучших ботаников Пермского края, по мнению А.Е. Селиванова), Константин Александрович Карасев – научный сотрудник Вишерского заповедника, ассистент кафедры ботаники ПГГПУ, Ксения Олеговна Печенкина – третьекурсница естественнонаучного факультета ПГГПУ, Дарья Витальевна Пакина, окончившая аспирантуру естественнонаучного факультета НГГПУ, Александр Васильевич Головизнин – мой брат, студент Пермского авиационного техникума им. Швецова, я – Егор Васильевич Головизнин, юнкор газеты «Перемена-Пермь» и ученик школы «Мастерград», пёс Умка. 

ВИШЕРСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ: ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Утром 22 июля в 9:06 все участники экспедиции собрались возле 4-го корпуса педуниверситета. Точнее, я думал, все. Погрузились в «Соболь» (автомобиль Алексея Евгеньевича), и машина тронулась. По пути в Красновишерск мы проезжали Соликамск, который удивил нас своими горами соли. Примерно за 6 часов удалось доехать до Красновишерска. 

В Красновишерске все пошли по магазинам, когда еще за две недели удастся? А Константин Александрович должен был получить банковскую карту в местном отделении сбербанка, но, как оказалось, ее выдали совершенно другому гражданину и удивленно спросили: «А Вы ведь ее уже получили!?». После разбирательств карту заблокировали и Константину Александровичу предложили получить новую, но уже в Перми. 

Нам сказали, что до заповедника ехать минимум 12 часов, и я подумал, что это шутка, ведь до 71-ого кордона (перевалочная база в заповеднике) осталось всего каких-то 170 километров. Но это была не шутка: дорога там вроде есть, а на деле есть только путь следования. В общем, до 71-го кордона удалось доехать за 14,5 часов! Я понял, что проблемы на городских дорогах – лишь мелкие помехи. Длительные дожди размыли грунтовую дорогу, свой вклад внесли и тяжелые лесовозы, размолотившие её. На образовавшихся оврагах у автомобиля сломалась рессора, плохо представляю, каково было ему, если мы периодически касались головами крыши машины. 

Уже на кордоне брата и меня познакомили со студентами, которые приехали за день до нас. Их было четверо: Полина – студентка 3-го курса ПГСХА, учится по специальности почвовед; Кристина – студентка 3-го курса Пермской Сельхоз Академии, учится на агрохимика; Маша и Кирилл – студенты 3-го курса ПГНИУ, учатся на географов. Тут же Алексей Евгеньевич объяснил, что Саша и я поступаем в распоряжение студентов до конца их практики. Поев «Ксюшиной каши» и попив чая, все, кроме студентов, пошли раскладывать палатки и готовиться ко сну. 

ВИШЕРСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ: ДЕНЬ ВТОРОЙ

Первый раз пришлось проснуться в 4 часа утра из-за донимавших всю ночь комаров. Когда я умылся, меня стал донимать вопрос, почему вчера во время раскладывания палатки вышел из строя мой фонарь? Ну, недолго думая, я решил раскрутить его и посмотреть, в чем дело. Оказалось, по неясным причинам от платы со светодиодами отошли контакты. В очередной раз подумав, я решил разбудить брата и спросить, что можно предпринять? Разбудить окончательно я его не смог, но он посоветовал найти паяльник, а лучше прямо лечь спать. Я увидел какого-то мужика, подумал, что это один из сотрудников кордона, и спросил у него про паяльник. Но мужчина оказался неместным, он сам приехал сюда позже нас. Помаявшись с фонарем и пробным его ремонтом без паяльника, я лег спать. 

В 8-9 часов утра все встали и принялись разжигать костер, готовить завтрак, доставать посуду. Во время завтрака выяснилось, что у нас с братом и у Андрея Геннадьевича протекают палатки. После чего Алексей Евгеньевич нас троих распределил в избу (бывшую баню) и изложил план на сегодняшний день. Первое, что предстояло сделать, отремонтировать лодку для переправы на тот берег Вишеры. А если успеем – переправиться на тот берег и сделать один почвенный разрез. 

После завтрака я потерял всякие надежды отремонтировать фонарь, так как встретил начальника кордона Алексея Аркадьевича и спросил у него: «Есть ли на кордоне паяльник?». На что он ответил: «Откуда ему тут взяться?». И немного расстроенный я побрел в сторону Алексея Евгеньевича, чтобы получить дальнейшие указания. Нам с братом поручалось развести костер, найти какое-либо ведро или кастрюлю, в которой можно плавить гудрон. И, пока греется гудрон, заготовить две жерди для управления лодкой. 

Ведро под гудрон нашла Ксюша. Как только гудрон расплавился, Алексей Евгеньевич спросил, нет ли добровольцев на должность «мазальщика»? Я, естественно, вызвался, так как еще мне не приходилось смолить лодку. Пока я смолил одну часть лодки, Алексей Евгеньевич, Константин Александрович и Ксюша вколачивали чопики (что-то вроде деревянных пробок) в образовавшиеся отверстия и скрепляли треснувшие доски в лодке. Гудрон приходилось периодически подогревать, чтобы он не застыл раньше времени. По моей ошибке пару раз он загорался прямо в ведре, так как я подкидывал слишком много дров в костер. Когда у нас закончился гудрон, мы оставили лодку подсохнуть, затем ввосьмером спустили ее на воду, чтобы проверить, не течет ли она? Была лишь незначительна течь. После проведения удачных испытаний с людьми на борту мы вытащили лодку на берег. 

Вечер был тихий и спокойный. Поужинав и попив чая, все разошлись по местам ночлега (кто-то спал в палатках, кто-то – в избах). Еще днем мы с Сашей предположили, что Андрей Геннадьевич в силу характера и возраста должен знать много интересных историй. Наши ожидания оправдались. За тот вечер мы узнали столько нового! Оказывается, в Западной Сибири вода богата углеводородом и из-за него воду можно пить далеко не из каждого водоема. На Дальнем Востоке паводки начинаются в июле. В 10 часов вечера там уже темно, как ночью, когда у нас в 11 еще можно на улице читать книги. Мы могли бы разговаривать так всю ночь, но Андрей Геннадьевич, посмотрев на часы и увидев время 00:09, сказал: «Давайте спать, завтра рано вставать!». 

Заказать обратный звонок