k.peremenam@mail.ru
8 908 254-55-53
8 908 250-38-72
203-02-89
nkhanova@mail.ru

Разрешите детям ошибаться


12 Сентябрь 2017 г.

«Чем раньше выберешь профессию, тем легче будет в жизни», – уверены большинство современных педагогов. Но так ли это на самом деле? Татьяна Александровна Нелюбина, эксперт в области управления сложными организационными проектами, предлагает посмотреть на проблему профессионального самоопределения школьников свежим взглядом. Для этого по инициативе газеты «Перемена-Пермь» 7 сентября в СОШ №140 была организована медиадискуссия для педагогов и руководителей школ.

По мнению Татьяны Александровны, в современном обществе работодатель уже не требует от сотрудника профессиональных стандартов, гораздо важнее обладать определенными компетенциями. Чем системнее и разнообразнее набор компетенций – тем успешнее сотрудник на рынке труда. Есть и базовые компетенции, необходимые любому школьнику: способность решать проблемы, способность учиться, способность работать в команде, способность к трудовой и исследовательской деятельности. Как считает Татьяна Александровна, детям нужно дать возможность пробовать и экспериментировать, но не настаивать на раннем профессиональном самоопределении, ведь у большинства жителей планеты оно наступает лишь к 28 годам…

Прежде чем передать слово педагогам, Татьяна задала вопрос: как понять, что мы помогаем ребенку, а не вредим? Обсуждаемая тема и нестандартный взгляд спикера вызвал бурную дискуссию в аудитории. Мнения разделились. Педагоги из Перми, Краснокамска, Осы наперебой делились собственным опытом профориентационной работы и обсуждали плюсы и минусы раннего самоопределения школьников. В ходе дискуссии обнаруживалось больше вопросов, чем ответов... Какова цель профориентации? Можно ли измерить её результаты? Какие компетенции ребенку нужны? Кто должен заниматься их развитием? После окончания встречи «Перемена-Пермь» решила пообщаться с Татьяной Александровной лично.

Перемена-Пермь: Татьяна Александровна, сейчас, когда во многих школах России взят курс на раннее профессиональное самоопределение школьников, мысль о том, что человек определяется с профессией только к 28 годам, кажется оригинальной. Почему именно такой возраст?

Татьяна Нелюбина: К 28 годам происходит только первичное самоопределение. Окончательное может наступить в глубокой старости или даже не наступить вообще. Человек ищет себя всю жизнь, но 28 лет – это общемировой тренд. Вопрос в том, почему же так поздно? Мир меняется очень быстро, появляется много новых профессий. Конечно, есть люди, которые уже с раннего детства знают, кем будут, но это скорее исключения. Задача общества – предоставить ребенку возможность выбирать, но не настаивать на окончательном выборе. Всему свое время.

Перемена-Пермь: Но, как правило, после 11 класса ребенок идет в вуз. Или еще раньше, после 9 класса – в училище. Как же ребенку сделать выбор, если он к нему еще не готов?

Татьяна Нелюбина: И ребенку, и его родителям важно осознать, что это проба. Первое образование – это не приговор. За ним может последовать второе и третье. Приведу личный пример. Я заканчивала школу с золотой медалью, чтобы затем пойти на юрфак, но в итоге поступила на мех-мат, после закончила еще психфак, а кандидатскую диссертацию защитила по экономике... Моя первая профессия, кстати говоря, – артистка цирка! По меркам своего времени я вела какой-то «анархический образ жизни», но когда появилась профессия – директор по работе с персоналом – у меня для неё оказался идеальный и, главное, уникальный набор компетенций: юридическая грамотность, умение считать и навык публичного выступления. Именно это и определило мой стремительный карьерный рост.

Перемена-Пермь: Но правильно ли я понимаю, что невозможно никак предугадать и просчитать, какая комбинация компетенций окажется в итоге выигрышной?

Татьяна Нелюбина: С одной стороны, да. Но с другой… существуют технологии, которые позволяют работать с неопределенностью, с «дурной неопределенностью», как её называют в учебниках по управлению рисками. Детям нужно овладеть этими технологиями.

Перемена-Пермь: А как научиться? Наверняка речь идет о каких-то психологических компетенциях…

Татьяна Нелюбина: Да, Вы правы. Самое главное, преодолеть страх перед неопределенностью и научиться действовать. Худшее решение – ничего не делать. Лучшее – сделать шаг, каким бы он ни был. Получая первое образование, человек может понять, что это не то, чем бы ему хотелось заниматься в жизни… Но отрицательный результат – это тоже результат.

Перемена-Пермь: Может быть, у Вас есть версия, как школа может помочь ребенку определиться с профессией?

Татьяна Нелюбина: Школа должна предоставлять возможности, но не требовать, не давить, не применять насилие. Главное, понять: у ребенка есть право ошибаться!

Перемена-Пермь: В таком случае ранняя профилизация – это тупик?

Татьяна Нелюбина: Смотря что тут имеется в виду... Если ребенок может пробовать, переходить с профиля на профиль, это полезно. Но если с 7-го класса нужно окончательно определиться с будущим, это, конечно, тупик. У ребенка потом будет много минусов на рынке труда. Те, кто попали «в яблочко», будут успешны. Остальные же будут более ограничены. Я убеждена, в вопросе профориентации школьников не должно быть жесткой государственной программы. Нужна инициатива гражданского общества, но сейчас оно не готово к такому шагу.

Перемена-Пермь: Сейчас ведь существуют новые формы взаимодействия взрослых с детьми: тьюторство, наставничество…

Татьяна Нелюбина: Все эти формы существуют сами в себе. Мир – отдельно, школы – отдельно. Бизнес и образование не пересекаются совершенно. Бывают исключения, но о системе говорить не приходится.

Перемена-Пермь: Может ли школа предлагать системные решения в профориентационных вопросах?

Татьяна Нелюбина: Я думаю, что может. Как я уже говорила, есть метакомпетенции (коллаборативность, способность решать проблемы, умение учиться и т.д.), которые нужно развивать каждому. Вопрос в том, приобретает ли ребенок эти компетенции в школе? Кстати, согласно международной оценке системы знаний наша начальная школа показывает высокие результаты, а средняя – пониженные. Поэтому я не могу сказать, есть ли правильное системное решение, какое оно. Мне кажется, школа должна в первую очередь перестать причинять ребенку вред. Хотя, с другой стороны, ребенку ведь нужно получать опыт решения трудных задач… В этом смысле средняя образовательная школа может стать и школой жизни.

Беседовала Анастасия Беломестнова

Заказать обратный звонок